July 22nd, 2014

promo igorslivejour september 12, 2014 13:01 10
Buy for 40 tokens
Вы в курсе, что в мире под влиянием глобализации, умножения богатства большинства населения земли, интернета и свободного доступа любой информации начинается революция школьного и послешкольного образования? Промышленное производство уже сейчас не требует достаточного количества работников,…

Федор Лукьянов: «Путин находится в самом тяжелом положении за все время»

Представители Министерства обороны РФ на пресс-конференции заявили, что незадолго до падения малайзийского Boeing 777 под Донецком рядом с пассажирским лайнером был замечен штурмовик. В ведомстве в очередной раз отвергли обвинения в снабжении сепаратистов оружием и назвали подделкой видеозапись, на которой «Бук» якобы везут в направлении российской границы. Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, уверен, что Россия больше всех заинтересована в объективном расследовании катастрофы. По его мнению, завтрашнее заседание Совета безопасности может стать решающим для положения России на международной арене.

– В какой системе координат оказалась Россия после падения «Боинга»?

– Россия оказалась под очень сильным психологическим давлением. Пока ничего не понятно, расследование даже не началось, но с точки зрения общественного мнения Запада ответственность уже полностью и неоспоримо возложена на Россию. Сначала ее возлагали на ополченцев, а теперь на Россию напрямую. И ситуация эта для России крайне тяжелая. Это та гирька на чашу весов, которой не хватало политикам в Соединенных Штатах и Европе, выступавшим за серьезные санкции, для того, чтобы эти санкции наконец ввести. В ситуации мощного потока обвинений в адрес Москвы сопротивляться санкциям тем, кто это делал раньше, будет сложнее, если не невозможно.

– Как будет выглядеть новая волна санкций?

– Речь идет фактически об ограничении доступа России к мировым финансовым рынкам, новым технологиям. Работе российских компаний в мире будут создаваться проблемы. Российское взаимодействие с мировой экономикой будут постепенно уменьшать. Это невозможно сделать резко, но, мне кажется, США совершенно серьезно настроены на то, чтобы действовать жестко.

– Каковы шансы на усиление этих санкций в ближайшее время?

– Я бы не стал фантазировать. Завтрашний Совбез, который будет посвящен защите суверенитета и территориальной целостности России, это что-то важное, потому что обычно даже тему Совбеза вот так не объявляют. Я не знаю, будет ли это переломным моментом, но что-то важное там будет происходить.

– Что в этой ситуации может сделать Путин?

– Владимир Путин сейчас находится в самом тяжелом положении с точки зрения позиций в мире за все время своего правления. От него требуются нестандартные действия, потому что просто выжидать в этой ситуации не получится. Россия должна быть заинтересована в независимом и объективном расследовании. Ее и так уже считают виновной, и если это подтвердится, хуже уже не будет, а если не будет найдено четких доказательств, что это сделали ополченцы, тогда это может сбить информационную волну. Но дальше возникает сложный вопрос: как вести себя в отношении Восточной Украины?

– И какой вариант предпочтительнее?

– Тут много факторов. Понятно, что дальнейшая поддержка ополченцев будет ставить Россию под постоянную информационную и политическую атаку со стороны Запада и усугублять ее изоляцию. А чтобы взять и дистанцироваться, должны быть серьезные аргументы для российского общественного мнения. У нас с подачи того же Владимира Путина распространилась идея, что там наши, а своих не бросают. Ситуация настолько серьезная, что нужны какие-то неожиданные шаги, на которые Путин в принципе способен. Бывает, что он интуитивно делает шаги, которые оказываются правильными.

– Как вести себя Путину внутри России?

– Внутри России пока делать ничего не надо – надо очень четко смотреть, имеет ли смысл и перспективы поддержание такого накала эмоций вокруг этих событий. Потому что чем дольше сохраняется этот накал, тем в случае необходимости сложнее будет отойти от этой позиции, даже если это будет политически целесообразно.

– Российское Министерство обороны сегодня объявило, что рядом с малайзийским «Боингом» летел штурмовик, но доказательств не предоставило. С чем это может быть связано?

– Это вообще довольно странная ситуация. Резонно предположить, что и у России, и у США, которые обладают очень продвинутыми возможностями для слежения и контроля, есть доказательства, которые они могут предъявить. Но ни те, ни другие этого не делают. Они говорят: мы знаем, что произошло, у нас есть основания. Но то ли нет ничего суперубедительного, то ли идет странная игра, чтобы выбросить эти доказательства в определенный момент, а не раньше.

Хотят ли русские войны?

Сначала был Крым. Он породил вопросы об отношении к русским в Лондоне, на которые я отвечал, что дескать какой там Крым, какая Украина? Всем здесь (в Лондоне) в принципе по барабану откуда ты и что ты делаешь. Не зря вопрос о том, как у тебя дела - не более, чем обычное приветствие, сменившее архаическое хау ду ю ду из советских учебников английского языка.

Потом была восточная Украина. Люди начали спрашивать: а что это мистер Путин никак не остановится? Неужели ему Крыма мало? Он что, не хочет быть в клубе цивилизованных людей?

Теперь вот самолет. Как всегда в таких случаях, сначала была надежда - а вдруг там кто-нибудь выживет? Хотя понятно, что после таких аварий выжить не возможно. Дальше думали, что вряд ли его могли сбить - это же варварство, сбивать гражданские самолеты. Тем более, что кредит доверия к Малазийским авиалиниям был исчерпан весной, когда пропал МН370. Потом, когда стало ясно, что самолет упал скорее всего из-за внешнего вмешательства, внимание переключилось на то, как быстрее начать расследование и найти тела погибших и передать их родственникам, будь то в Голландию, Австралию или Малайзию.

И вот сейчас, почти через неделю после аварии, когда боевики до сих пор не пускают никого толком расследовать, поступают с гниющими телами, как с мешками картошки (наверное, вспоминая известную фразу про передачу Крыма), когда недочеловек в Кремле прибавляет к списку своих афоризмов ("она утонула", "мочить в сортире") фразу о том, что так как самолет упал на территории Украины, то во всем виноваты именно они - бандеровцы и тунеядцы (видимо, в Локерби по его мнению виноваты шотландцы), шок сменяется недоумением и злостью. Ну сбили вы, мерзавцы, самолет. Ну ошиблись, посчитав, что он украинский. Но неужели у вас нет вообще ничего человеческого, чтобы по крайней мере дать родственникам забрать тела? Ведь даже на войне бывают перемирия, чтобы захоронить солдат, а здесь 298 гражданских включая 80 детей?!

Ответ на все эти вопросы дает небритый ублюдок с автоматом: "вы здесь только потому, что погибли европейцы". То есть, "в очередь, сукины дети"! Шариков рулит, как когда-то рулила Британия. Я полагаю, что если бы европейцы приехали туда сами по себе и без крушения самолета, то тот же ублюдок с ними и разговаривать не стал, а дал бы им просраться автоматной очередью.

Так вот, если вы спросите меня сегодня об отношении к русским в Лондоне, то я не смогу быть настолько категоричным, как я был три месяца назад. Если раньше отношение это можно было условно охарактеризовать словами Стинга о том, что "русские тоже любят своих людей" или даже пропагандисткой "хотят ли русские войны?", то теперь это в лучшем случае чисто географические наблюдения Криса де Бурга о том, что "полночь в Москве - обеденное время в ЛА", и Битлов "обратно в СССР". Чтобы понять, какое отношение к России худшем случае достаточно полистать первые страницы таблоидов на газетных развалах: "Путин съел наших детей и не подавился". Такого заглавия, признаюсь, там нет, но если бы оно было бы, то никто бы не удивился.

Заметьте, я не говорю здесь о том, кто виноват в катастрофе, мне хочетс попытаться ответить на вопрос об отношении британцев к русским, будь оно объективным или нет. И здесь важно не столько то, что произошло, а скорее реакция на это. Ведь трагедии происходили в мире и до этого, и точно будут стучаться и в будущем. Будь то в воздухе, как с МН17 и АF447, под землей, как в московском или лондонском метро, или на воде, как с Коста Конкордией и Титаником. Причем, трагедии, которых можно было полностью избежать, если бы не чья-то злая воля, ошибка, ребячество или халатность.

Так вот, именно реакция на эту трагедию так бесит и заводит европейцев в тупик. Ведь можно было покаяться, извиниться и всячески содействовать расследованию. Можно было не заниматься мародерством, а просто остановиться и одуматься. И европейцам, в большинстве своем не зачерствевшим от постоянных смертей и убийств (здесь каждая фатальная автокатастрофа - национальные новости), никак не понять тех, кто эти смерти видит каждый день, а к некоторым причастен и сам. Ведь, в конце концов, какая в принципе разница, сбил ли ты ракетой транспортный самолет с пятидесятью людьми на борту или гражданский с трехстами?

Итак, отношение к русским поменялось и, наверное, на долго. Если раньше мне было легче говорить, что я - русский, чем, что я - банкир (то есть, представитель самой ненавистной профессии после 2008 года), то теперь я дважды подумаю. И прозвище "грязный русский", которым меня называет один мой не политкорректный друг из гольф клубы, вполне возможно, распространится более широко.

Саша Рязанцев

"Антифашисты" Донбасса.

Оригинал взят у uglich_jj в "Антифашисты" Донбасса.
Это фото неделю назад обошло интернет (благодаря украинским блогерам). Это отряд  "Бэтмэн", спецназ ЛНР. На фото 6 человек, двоих опознали сразу -  оба оказались нацисты из Петербурга. Борцы с фашизмом типа. Но и помимо этих двоих остальные персонажи на фото -  тоже достойные "герои-антифашисты".

Collapse )