December 20th, 2014

БЕЛКОВСКИЙ О ПУТИНЕ: неуловимый Джо

Оригинал взят у pier_luigi в БЕЛКОВСКИЙ О ПУТИНЕ
"Путин считает, что спас Россию от захвата Америкой, всё остальное не важно. Правда, большой вопрос - хотела ли Америка захватывать Россию..."

http://www.echo.msk.ru/programs/year2014/1457564-echo/

promo igorslivejour september 12, 2014 13:01 10
Buy for 40 tokens
Вы в курсе, что в мире под влиянием глобализации, умножения богатства большинства населения земли, интернета и свободного доступа любой информации начинается революция школьного и послешкольного образования? Промышленное производство уже сейчас не требует достаточного количества работников,…

так называемый отсчет новой России: от начала перестройки, то курс-то сейчас не 70, а 70 тысяч

Оригинал взят у granatav в так называемый отсчет новой России: от начала перестройки, то курс-то сейчас не 70, а 70 тысяч
Оригинал взят у neihimoon в Степан Демура – скоро всему конец, Кавказ взорвется, я уезжаю


Известный финансовый аналитик Степан Демура признался, что в ближайшее время уедет из России. По его словам, без изменения политической и экономической системы страна обречена…

В интервью КАВПОЛИТу независимый эксперт фондового рынка рассказал о работе ЦБ, перспективах банковского сектора, малого и среднего бизнеса, а также напомнил о том, какой на самом деле реальный курс рубля к доллару.

— Падение рубля вызвало панику и в российской общественности, и в политических кругах. Что будет дальше? Экономический крах и пора бежать из России?
Collapse )


за столом переговоров в ответ на тихарское усиление агрессии можно получить только новые санкции

Скажу прямо: меня это тоже несколько удивило. То, что достаточно синхронно Евросоюз, США и Канада ввели новые санкции в отношении России. Нет, удивительно не то, что они сделали это синхронно – в отличие от Кремля или Смоленской площади у меня нет ни малейших основания считать, что путинская политика внесения раскола в ряды союзников принесла хоть малейшие успехи. Страны Запада едины в своем неприятии того, что сделала и продолжает делать Россия – слишком откровенно Путин бросил вызов мировому сообществу, чтобы это можно было оставить незамеченным.

Нет, меня не удивило то, что основным направлением этой волны санкций стал запрет на любую экономическую деятельность, связанную с Крымом – по моему мнению, эти санкции должны были быть введены одними из первых, т.к. никто не признавал и не признает российского суверенитета над полуостровом. Теперь не только американцы ил немцы, но и китайцы со вьетнамцами не будут даже посматривать в сторону Крыма, а все расходы по содержанию этого «чемодана без ручки» лягут на российский бюджет, будут профинансированы за счет урезаний и сокращений расходов на медицину, образование, культуру; ведь не резать же ради Крыма расходы на оборону, правда?

Меня удивило то, что новые санкции, вообще, были введены. Это говорит о том, что Путин и Запад диаметрально противоположно рассматривают тренд развития ситуации на Востоке Украины. Не скрою, мне и самому казалось, что некоторое смягчение политической риторики Путина и Лаврова, попытки наладить минский процесс и переговоры в «нормандском варианте» должны были бы восприниматься Западом, если не как отступление Путина, то уж точно как его стремление не накалять обстановку на «втором украинском». Вполне вероятно, что именно так думали и планировали и российские власти. Которые уже воочию убедились в том, что санкции работают. Да, сегодня их эффект сильно усиливается упавшими ценами на нефть, но уверяю, и без нефти мы все бы их почувствовали. Только немного позже.

Синхронное введение новых санкций странами Запада говорит о том, что по их мнению Россия продолжает наращивать градус гибридной войны. Присутствие российских отпускников на территории соседнего государства не уменьшается, а их деятельность не становится гуманитарной; упрямое упорство российских силовиков, продолжающих удерживать в российских тюрьмах летчицу Савченко и режиссера Сенцова (и десятки других украинских граждан); повторенные в сотый раз Владимиром Путиным на своей пресс-конференции слова про карательную операцию и государственный переворот в Киеве – вот составные элементы того, что легло в основу новых санкций.

Готов поверить, что российские власти хотят договориться с Западом относительно и востока Украины, и смягчения санкций. Но хорошо ясно, договориться о «компромиссе на наших условиях» не получится. Владимир Путин может строить свою политику в собственной системе координат, в своей системе принципов и ценностей, но для того, чтобы договориться с кем-то за границами своего государства ему придется научиться слушать и слышать других. Ему придется согласиться на "смену вех". Это только на пресс-конференции «прокатит» подтасовать факты в обоснование своей позиции или ответить не на услышанный вопрос, а на заданный самому себе. И получить в ответ аплодисменты зала.

А за столом переговоров в ответ на такое поведение можно получить только новые санкции. И вот это – совсем не удивительно
http://echo.msk.ru/blog/aleksashenko/1459320-echo/

даже на Первом канале устали пургу гнать про врагов, отнимающих наши Сибирь и гречку:Людей не обмане

с таким настроением, что веяло вчера от нашего президента, не избраться ему снова в 2018-м. Устал он, повторяться стал, удар не держит, на вопросы забывает отвечать. Дважды за три с лишним часа уверял нас, что отвечает за все в стране, а как зашел разговор о конкретике, за насаждение враждебности и раскола в обществе, за падение рубля, так сразу в отказ: «ответственности никакой не чувствую, должны работать правительство, ЦБ...».

А что ж сам президент?
Он будет «лично контролировать», работать «в ручном режиме».
А раньше, до кризиса, не контролировал, не работал?
Чему верить?

Или в самом начале пресс-конференции президент заверял нас, что «нужно обеспечивать свободу предпринимательства, гарантировать собственность» и даже, ой-ой-ой, «перестать гонять с помощью правоохранительных органов всех, кто им не понравится».

Однако, не сам ли Владимир Владимирович, придя в Кремль на третий срок, поспособствовал приостановке либерализации уголовного законодательства в отношении предпринимателей, инициированной президентом Медведевым? Не тогда ли возникло известное «дело экспертов», которых обвинили в оказании давления на законодателей на том основании, что они провели экспертизу, обосновывавшую такую либерализацию?
Кому верить?

Или в середине пресс-конференции дошло до того, что журналист верноподданного Первого канала спрашивает, не пора ли честно сказать, что все происходящее с нашей экономикой — это расплата за Крым? Ну, понятное дело, раз краснодарский губернатор накануне в этом признался, наверное, можно и президента об этом спросить.

Оказывается, спросить можно, — признать нельзя! Что тут началось в ответ, и про «самосохранение, как нации и цивилизации» и про то, что враги только и мечтают Сибирь у нас оттяпать, и конечно, куда же без алчной Америки, — «отхапать у Мексики Техас — это справедливо»? Тут и Мишка наш, которого мечтают «на цепь посадить, зубы и когти вырвать, в нашем понимании — это силы ядерного сдерживания», объяснил Путин тем, до кого это еще не дошло. Судя по столь яростному выплеску эмоций на очевидный вопрос журналиста(боюсь такое заподозрить, но похоже, даже на Первом канале устали пургу гнать про врагов, отнимающих наши Сибирь и гречку), он попал в точку. Людей не обманешь.

Но президент повторяет как мантру: «Крым тут не при чем».
Кому верить?

Или рассказывает нам глава государства про тех, «кто по зову сердца исполняют свой долг или добровольно принимает участие в каких-то боевых действиях, в том числе, и на Юго-Востоке Украины, не являются наемниками, потому что за это денег не получают».

Как-то загадочно он разделяет, — кто «по зову сердца», а кто «добровольно». Разве это не одно и то же?
Или может невольно выдал президент свое тайное знание: первые воюют действительно добровольно, а вторые-то не очень?... Знаем же мы, как писались и до сих пор пишутся эти рапорты о «добровольности». Помню я своего одноклассника и друга, майора-вертолетчика, комэска Валеру Блинкова, вынужденного в 1984-м писать рапорт, что желает добровольно полетать в Афганистане, иначе ему, отцу двух маленьких детей, грозили увольнением из армии. Через пару месяцев его подбили под Кандагаром и, спасибо, разрешено было на памятнике написать, где он погиб «при исполнении интернационального долга».
А что сегодня, уже можно писать правду на могилах псковских десантников?

Владимиру Владимировичу еще не доложили помощники, что люди устали от государственного вранья?
Впрочем, есть подозрение, что он в курсе...

Сужу это по тому, что президент не стал отвечать на вопросы(или сделал вид, что забыл), почему тот же Первый канал не извинился за вранье про «распятого мальчика» в Славинске и не считает ли он врагами России тех политиков, кто призывает к агрессивной войне, что является уголовным преступлением... А уж про то, как он защищает право руководителя «Роснефти» получать баснословную зарплату, мол, чтобы была возможность за такие же деньги приглашать на такие же посты иностранцев, уж и говорить стесняюсь. Путин называет такие вопросы «популистскими».

Но сам при этом впадает в популизм, причем, не самого дорогого свойства, когда начинает объяснять, что «российская элита это работяга, крестьянин», а «остальное разделение на какие-то элиты» он считает «необоснованным». Столь новое слово в политологии и социологии, явленное нам, можно объяснить эмоциональным шоком, полученным Путиным от вопроса западного журналиста, — не боится ли он дворцового переворота, поскольку представители российской элиты недовольны им. Смысл президентского ответа сводился к тому, что его поддерживает настоящая элита, трудящийся народ, а эти в ближайшем окружении, типа, — тьфу на них, недовольны, ну и пусть.

Можно ли верить в серьезность подобной риторики?
А когда мы из слов президента неожиданно узнаем, что «у нас практически две только базы за границей, в Киргизии и Таджикистане», что нужно было подумать о его состоянии? Забыть о крупнейшей российской 102 —й военной базе в Армении, о базе в Южной Осетии, — значило, пребывать в весьма неравновесном состоянии.
Можно ли с доверием относиться и к остальному, сказанному в таком состоянии главой государства?
В том числе, и к его уверенности, что «мы правы в ходе украинского кризиса, а наши партнеры западные не правы»

А что нам делать с философской мАксимой, изреченной президентом-юристом в ответ на вопрос о своеволии чеченских властей в Грозном: «жизнь сложна и многообразна, но мы должны придерживаться закона»? В каких случаях нам, гражданам, будут указывать на следование закону, а в каких силовикам нашим будет позволено ссылаться на многообразие жизни?

Конечно, не могли не порадовать утверждения Владимира Владимировича, что он «ну, да», кого-нибудь любит и «да», его любят, и что он не "озверел совсем«(а что, кому-то уже так кажется?), и с «Людмилой Александровной очень добрые отношения»...

Оправдываться стал глава государства по делам на личном фронте: «все в порядке, не беспокойтесь». Уж не начали ли жалеть президента, вместо того, чтобы восхищаться, как раньше... Обратили ли вы внимание, что благодарно умилялся вчера президентской улыбке лишь один журналист, да и тот — свой, из кремлевского пула?

Не, с такими унылыми настроениями, точно слона в 2018-м не продашь.
Впрочем, при правильной работе с отечественным рынком, за три с лишним года можно снова организовать спрос. Мы ж знаем, как это делается.

http://echo.msk.ru/blog/dubnov/1458850-echo/

можно попробовать построить огромную катапульту в Крым или сделать госзаказ на телепортатор

После того, что происходило с курсом рубля на этой неделе, в Крыму, как и во всей России, трудно найти магазин, парикмахерскую, офисную курилку или приемную госучреждения, в которой бы разговоры велись хоть о чем-нибудь, помимо курса рубля. Правда, для крымчан сила финансовых новостей сильно смягчается тем, что это уже третий раз в этом году, когда их жизнь радикально меняется.

Первый раз был весной, когда Крым переходил России и все предвкушали рост социальных выплат и уровня жизни. Второй раз – после начала боевых действий в Донбассе, когда к радости от повышения пенсий добавились гарантии безопасности и неприятие действий киевских властей. И вот теперь, к концу года, дождались третьего раза – резкого падения курса рубля, из-за чего и эйфория, и праведный гнев уступили место банальным разговорам о выживании и общему пессимизму, который усиливается прямо пропорционально обесцениванию национальной валюты.

Что чувствует Крым?

Жители Крыма, большинство из которых в марте действительно поддерживали присоединение к России, сейчас прекрасно понимают, что валютные проблемы России во многом вызваны именно возвращением полуострова в «родную гавань», а точнее, санкциями западных государств по этому поводу. И если для Владимира Путина Крым имеет огромное цивилизационное и сакральное значение (в своем недавнем послании президент практически прямым текстом сказал «не отпустим, не отдадим»), то для большинства населения материковой России – совершенно не обязательно. Для обычного россиянина собственный кошелек гораздо важнее территориальных приобретений государства. И это не может не печалить крымчан, которые задают себе логичный вопрос: чем еще Россия готова пожертвовать ради триколоров, реющих на берегу Черного моря? Попросту говоря, у жителей полуострова развивается чувство досадной неуверенности.

Это чувство усиливается еще и от того, что все крымские обменники до сих пор показывают данные не по двум, а по трем дензнакам: доллару и евро как международным валютам и гривне – как деловой региональной валюте, благодаря которой продуктовое снабжение полуострова пока окончательно не превратилось в гуманитарную спецоперацию.

Еще три месяца назад было очень много иронии по поводу стремительно дешевеющей гривны. Крымчан распирала гордость: ведь рубль, конечно, тоже падал, но далеко не так стремительно, как украинские деньги. Если к концу сентября гривна по отношению к доллару упала с 8,5 до 14 (то есть на 60%), то рубль за аналогичный промежуток времени потерял менее 20% своей стоимости (с 34 до 40 рублей за доллар).

В конце сентября за одну гривну в обменниках можно было купить всего 2,6–2,7 рубля. Теперь же, невзирая на то, что украинская валюта продолжает улетать в трубу (курс уже больше 16 гривен за один доллар), за одну гривну можно получить минимум 3 рубля, а если хорошо побегать, то и 3,3–3,4 рубля.

Эта ситуация привела к тому, что на полуострове с понедельника начали скупать даже украинские банкноты, которым никогда не доверяли. Большинство банков реализуют валюту без особых ограничений, но существенная разница в курсах долларов и евро в различных обменниках действует на крымчан гипнотически, уничтожая доверие к финансовой системе Российского государства.

Например, в обед 17 декабря РНКБ (основной банк новой республики) покупал/продавал доллар по цене 61,1/79,0; Крайинвестбанк – 66/95, Генбанк вообще отказался продавать доллары – только покупал по курсу 61,5, на горячей линии сотрудники банка целый день не отвечали, когда банк возобновит продажу валюты, хотя это случилось на следующее же утро. Цена в частных обменниках была 65/77. И хотя 18 декабря рубль начал постепенно крепнуть, успокоения эта новость не принесла – лишь слабую надежду.

Хотя в целом крымчане, которые уже пережили один валютный крах в начале 2014 года, сбросив тогда с рук горящую гривну, подошли к новому этапу валютного кризиса, как опытные бойцы: все, что можно было перевести, – перевели заранее. Доверие исчерпано, валюта скуплена, но на этом заканчиваются только видимые неприятности. Остаются проблемы стратегические.

Стратегическая безысходность

Крымчанам в отличие от жителей остальной России не нужно привыкать к резкому росту цен на товары. Они уже давно это сделали. Когда стало известно, что в единственном на полуострове гипермаркете компании «Ашан» цены поднимутся в среднем на 10%, местные отреагировали вяло, ведь таких повышений уже было предостаточно.

Разница только в том, что раньше рост цен был спровоцирован контрастом в стоимости товаров в России и на Украине (в процессе болезненного перехода из одного государства в другое), а также дорогой логистикой. Теперь же к этому букету добавился еще один цветок – рост закупочной цены на продукцию от производителей, вызванный девальвацией рубля.

В падении курса рубля, конечно, мало приятного, и оно добавляет крымчанам неуверенности в будущем, но все равно не идет ни в какое сравнение с главным источником крымской неуверенности и неопределенности – с тем, что российские власти до сих пор не приняли внятного решения о том, как соединить полуостров с Россией. А это самый ожидаемый проект полуострова, который должен решить базовые проблемы обеспечения и заодно ценообразования.

Керченский мост теперь кажется не восьмым чудом света, а обыкновенным миражем. Ни реального проекта строительства, ни согласованной идеи моста до сих пор нет. Это подтвердил президент РЖД Владимир Якунин, месяц назад заявив, что о реальных сроках реализации, ценах и обо всем прочем можно будет говорить только после окончательного проектирования. Также в начале декабря стало известно, что олигарх и камрад президента Геннадий Тимченко в последний момент отказался от участия в строительстве, объяснив это «слишком большими рисками» и отсутствием проекта как такового.

Неуверенность еще больше увеличивает то, что чиновники с разных уровней власти начинают озвучивать возможные альтернативные мосту проекты. То представитель Крыма при президенте Георгий Мурадов заговорит о строительстве модульного гибкого туннеля, то Торгово-промышленная палата Крыма предложит построить в Крым канатную дорогу с использованием подъемника Роза Хутор – Горная деревня, который простаивает после сочинской Олимпиады. С тем же успехом можно попробовать построить у Керченского пролива огромную катапульту или сделать госзаказ на разработку телепортатора.

То есть власти, судя по всему, пытаются найти дешевое промежуточное решение проблемы. Раньше у Кремля не было ресурсов для быстрого строительства Керченского моста, а теперь денег нет даже для мало-мальски активного старта подведения инфраструктуры. В сложившихся условиях с девальвацией рубля, ростом цен, снижением уровня реальных доходов и абсолютной неуверенностью в завтрашнем дне предложение ЦБ о выпуске «инфраструктурных облигаций» на строительство моста для физических лиц (так как проект будет прибыльным и когда-то точно окупится) выглядит просто насмешкой.

Параллельное измерение

Но самый интересный вопрос здесь в том, насколько лояльны России остаются крымчане в ухудшающихся экономических условиях. И тут однозначного ответа нет. Если судить по заявлениям местных властей, то оптимизм испытывать трудно: чем сильнее пахнет серьезным экономическим кризисом, тем больше их слова кажутся оторванными от реальности, в которой находится и полуостров, и Россия в целом.

Например, председатель Госсовета Крыма Владимир Константинов в «черный понедельник» заявил, что регион «находится на пороге экономического рывка» – так и хочется спросить, в какую пропасть. Глава республики Сергей Аксенов, как бы подтверждая тезис своего коллеги, 17 декабря сообщил, что «Крым не пугают новые санкции ЕС» и Европа пострадает от ввода любых ограничений инвестиционного и курортного сотрудничества намного больше самого полуострова.
slon.ru

нынешнее руководство России отказывается воспринимать реальность. И это плохо для Европы, а еще хуже

"Путин рассказал нам, что во всем происходящем виноваты все, кроме него самого", - так подытожил пресс-конференцию российского президента, состоявшуюся 18 декабря, немецкий телеканал ARD. Более детальный анализ высказываний Путина DW попросила дать немецкого политолога, профессора Ханса-Хеннинга Шрёдера (Hans-Henning Schröder):

DW: Профессор Шрёдер, что нового сказал Путин, каково ваше впечатление от пресс-конференции?

Ханс-Хеннинг Шрёдер: Ничего нового он не сказал. Путин начал с перечисления всевозможных цифр, каких-то показателей, которые в этом году якобы улучшились. Мне показалось, ему самому такой заход не понравился. Ты сидишь, слушаешь, как он все это перечисляет - тут плюс пять процентов, там плюс два процента и три десятых - и ты просто не понимаешь, о чем Путин, собственно, говорит. В то время как в России рушится рынок акций, падает цена на нефть и валится курс рубля! Этот человек вообще знает, какая сейчас ситуация в его стране?

- Но Путин обещал, что кризис "неизбежно" закончится через два года. Правда, неизбежна в этой жизни только смерть.

- Вам недостает исторического оптимизма. А у Путина его явно в избытке. Путин не представил путь выхода из кризиса. Он просто дал понять: "Не волнуйтесь, все само собой как-то уладится". Это, мол, неизбежность. И для меня в такой позиции - корень проблемы российского правительства в последние три-четыре месяца. Власти не занимаются собственно политикой. Куда ни глянь: будь то международные отношения, где происходит все большая изоляция России; будь то проблемы в экономике, ухудшение инвестиционного климата, кризис доверия международного финансового мира к России. Ни в одной из этих областей ничего не делается. И для меня это выглядит так, будто российских лидеров паралич разбил.

- Тогда давайте о внешней политике. Может быть, хоть тут есть какой-то просвет?

- Я его не вижу. Основная проблема заключается в том, что во всей этой сложной ситуации, в этом конфликте, возникшем между Россией и Евросоюзом вокруг восточной Украины и Крыма, - ни в этом выступлении Путина, ни в предыдущих его обращениях не прозвучало ни единого сигнала о том, что по восточной Украине и Крыму Россия готова идти на компромисс.

- Но как же, он ведь вставил, что, мол, с украинским президентом Порошенко можно договориться, но некие темные силы Порошенко руки вяжут.

- Вы имеете в виду "Вашингтонский обком"?

- Ну, об этом надо Путина спрашивать, что он в виду имеет.

- Он, правда, не уточнял. Но в одной из предыдущих речей он сетовал на то, что не знает, с кем говорить: с президентом Украины или с послом США.

- Путин любит образы. Вот и на этот раз он помянул "русского медведя", которого, якобы весь мир травит. Как будто у мира других занятий нет. А это к чему?

Эксперты: Лейтмотив пресс-конференции Путина - самооправдание
- Он не в первом выступлении это повторяет - мы сильные, нас нельзя запугать и силой заставить изменить нашу политику. На мой взгляд, это пустые слова. Путин же видит, что курс рубля рушится, а он делает вид, что его это не касается. Это неубедительно. У меня сложилось впечатление, что он не готов принимать реальность.

- Интересно, что на этот раз были допущены и острые вопросы. Как Путин на них реагировал?

- У меня было впечатление, что он уворачивался от ответа. Были вопросы о так называемой пятой колонне. Мне они показались интересными. Преследование так называемых национал-предателей сильно отравило атмосферу в стране. В одном из вопросов содержалась критика российских СМИ, участвовавших в травле оппозиционеров. Но Путин постоянно уклонялся от ответов. Зато он Лермонтова цитировал. "Погиб поэт" - прекрасное стихотворение, но при чем тут оно? Он не хотел говорить о том, насколько опасна такая пропаганда, которая ведет к расколу общества.

- И последний вопрос. Если верить американским СМИ, канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel) еще летом констатировала, что Путин утратил связь с реальностью. Сумел ли российский президент это опровергнуть?

- И пресс-конференция, и обращение к Федеральному собранию - все это производит впечатление, что нынешнее руководство России отказывается воспринимать реальность. И это плохо для Европы, а еще хуже - для самой России.
dw.de